Все новости

Наш героический земляк

В городе русской славы Севастополе среди многочисленных памятников выделяется величественный мемориал «Мужеству, героизму авиаторов-черноморцев», проявленному в годы Великой Отечественной войны, погибших при обороне и освобождении Севастополя.

В конце проспекта Острякова взметнулись на трехметровую высоту три железобетонных пилона со стилизованными изображениями самолетов. Они окружены «Стеной памяти», которую составляют 19 гранитных стел, на них высечены имена 1297 летчиков-черноморцев, не имеющих захоронений. Среди этих имен есть и фамилия командира экипажа, погибшего за пять дней до освобождения Севастополя - 4 мая 1944 года. Пронзительная правда войны и сейчас не оставляет нас равнодушными, заставляя сердце биться в сильном волнении оттого, что здесь увековечен герой, соотечественник, наш земляк, выпускник школы №44 ст. Раевка Виктор Дмитриевич Бобков.

Судя по документам и свидетельству оставшихся в живых родственников, Виктор родился в селе Раевка Альшеевского района Башкирской АССР 17 марта 1919 года. В детстве по семейным обстоятельствам вместе с матерью Татьяной Тимофеевной переехал в Благоварский район, в деревню Малая Покровка (почтовое отделение «Агурды»), где сестра матери, Александра Тимофеевна, работала председателем поселкового Совета.

А осенью 1935 года Виктор вернулся в Раевку и стал учиться в 8-м классе средней школы №44. Все это время проживал у другой своей тети - заведующей Альшеевским роно Марии Тимофеевны Михайловой (Семенниковой) вместе с ее детьми Раисой и Евгением. Виктор учился на «отлично» и окончил школу в 1938 году с золотой медалью.

По воспоминаниям родственников был человеком исключительно порядочным, трудолюбивым, ответственным, обучаясь в последних классах, целый год был старшим пионервожатым. С детства мечтал об авиации, окончил курсы ОСОАВИАХИМа и еще в Раевке стал мастером парашютного спорта. В дальнейшем, уже будучи на обучении в Москве, посещал аэроклуб, стал инструктором-методистом парашютного спорта. В аэроклубе он познакомился с будущим командующим ВВС Черноморского Флота Н. А. Остряковым. В 1938 году Виктор поступил в Московский институт инженеров транспорта, однако обучение прервала Вторая мировая война. После второго курса в ноябре 1940 года он был призван в армию. Н. А. Остряков дал ему рекомендацию-направление для обучения на морского летчика. Виктор стал курсантом Ейского высшего военно-морского авиационного училища имени Сталина, по окончании которого был направлен в 40-й бомбардировочный авиационный полк ВВС Черноморского флота, но пробыл там недолго - с сентября по октябрь 1942 года. Затем перешел в 27-ю отдельную разведывательную авиационную эскадрилью ВВС ВМФ.

Ни одна боевая операция флота не разрабатывалась без участия морской разведывательной авиации, полученные ею сведения считались важнейшими при разработке планов боевых действий. Летчиков-разведчиков называли «глазами черноморского флота». Всего за год с небольшим боевой службы командир экипажа Виктор Бобков за мужество и отвагу был награжден двумя орденами Боевого Красного Знамени. О его личных качествах говорит такой случай. В начале 1943 года, возвращаясь с задания в горах Кавказа в сложных метеоусловиях, был подбит, на горящем, с одним двигателем самолете, тяжелораненый, почти без сознания пилот посадил пылающую машину, спас экипаж. За это 15 февраля 1943 года был представлен к первой награде. После ранения Бобков находился на излечении в госпитале в Адлере, перенес трепанацию черепа, но доказал, что может летать и летал.

С целью ведения систематической дальней разведки для Черноморского Флота 25 мая 1943 года на базе 27-й отдельной авиаэскадрильи был создан 30-й отдельный разведывательный авиационный полк. После выхода из госпиталя, Виктор Бобков как пилот-ас получает в него назначение в качестве командира экипажа морского разведчика борт №7 самолета «Бостон».

30-й разведывательный авиационный полк базировался на аэродромах Адлера и Алахадзи, был расквартирован в селении под Гаграми. Сюда и прибыл Бобков на службу. Случилось так, что здесь ас-орденоносец встретил свою любовь и судьбу Людмилу Иванову, которая вскоре и стала его женой. После войны на встрече с

родственниками Виктора Дмитриевича женщины-радистки вспоминали, каким он был воспитанным, мужественным. Его считали удачливым, одним из самых лучших разведчиков полка, где по-дружески называли «маленький башкирец», так как Виктор был невысокого роста, а еще – «счастливая семерка», по номеру борта его самолета. Многие девушки были влюблены в него, а он выбрал маленькую, худенькую кубанскую казачку, девушку-матроса Черноморского флота.

Людмиле в связи с контузией на море разрешили взять отпуск для излечения у родителей, которые в то время проживали в цитрусовом совхозе под Гаграми. Свадьбу играли в полку. Командир полка подполковник Рождественский был на свадьбе посаженным отцом и разрешил молодым поселиться в расположении полка.

Во время службы Бобков изобрел тактический прием, быстро перенятый другими экипажами и спасший не одну жизнь воздушных разведчиков. Подобрав нужный диапазон оборотов двигателей, соответствующий звучанию немецкого «хейнкеля», он выходил на цель, маскируя «Бостон» под немецкий самолет. 16 сентября 1943 года В. Д. Бобков был представлен ко второй награде. Наградами командования были отмечены и члены его экипажа - под стать командиру испытанные не одним десятком сложных и опасных заданий.

Советская операция по освобождению Крыма началась 8 апреля 1944 года, в ней была задействована и военно-разведывательная авиация. Особая роль отводилась полетам к «морским воротам Румынии» - порту Констанца. В годы войны Румыния являлась союзником нацисткой Германии, румынские ВМС помогали эвакуировать гитлеровцев из Севастополя в Констанцу. Советская авиация делала все возможное, чтобы помешать им в этом, а также в доставке оружия для прикрытия вывода немецких войск.

На рассвете 4 мая 1944 года на разведку в западную часть Черного моря было направлено четыре самолета 30-го разведывательного авиаполка. Когда истекли все возможные сроки возвращения четверки, на аэрофотосъемку главной военно-морской базы противника были посланы два дальних разведчика, которые пилотировали

В. Д. Григоров и В. Д. Бобков. В полдень, натужно ревя двигателями, «семерка» оторвалась от взлетной полосы и вскоре растаяла в небе. В последний раз, еще не зная об этом, проводила глазами самолет мужа Людмила Бобкова.

Отлично выполнив боевое задание, экипаж возвращался домой, о чем радист сообщил на базу. Но на пятнадцатой минуте обратного полета в районе острова Змеиный «Бостон» атаковали три вражеских «мессершмидта».

Бобков и его боевые товарищи нашли последнее пристанище в Черном море. Не довелось Виктору увидеть своего сына, которому суждено было родиться 3 декабря 1944 года.

9 мая 1944 года пришла радостная весть - наши войска освободили город русской славы Севастополь. Всего пять дней герои не дожили до освобождения города.

Крымская операция завершилась 12 мая 1944 года, Советский Союз восстановил контроль над Чёрным морем, что резко пошатнуло позиции Германии в Румынии, Турции, Болгарии.

Свой вклад в дело победы внёс и наш земляк Виктор Дмитриевич Бобков.

Имя героя не кануло в Лету, оно не только увековечено золотыми буквами на стеле Севастопольского мемориала памяти, но и занесено в Почётную Книгу Памяти города Севастополя, высечено на плите памятника погибшим авиаторам-черноморцам 30-го отдельного разведывательного полка в городе Саки. Помнят о нём и на малой родине. Региональная общественная организация «Морское собрание Республики Башкортостан» в 2016 году выпустило сборник «Моряки Республики Башкортостан на службе Отечеству», в которой помещён очерк о В. Д. Бобкове.

Ко всему хочется добавить несколько слов о его жене . Людмила Васильевна Бобкова в 17 лет поступила в Ростовское мореходное училище им. Г. Я. Седова на отделение судовождения по специальности штурман. С началом Великой Отечественной войны выполняла обязанности матроса-сигнальщика на нефтяном танкере, а во время бомбардировок занимала место наводчика у 45-миллиметровой пушки и вела огонь по фашистам.

В 1943 года танкер, на котором служила она, был торпедирован и отправлен в ремонт. Людмиле в связи с контузией разрешили взять отпуск для лечения у родителей, которые в то время жили под Гаграми. Здесь она познакомилась, а вскоре вышла замуж за военного летчика Черноморского флота В. Д. Бобкова. Но счастье молодой женщины было недолгим. После освобождения Крыма в мае 1944 года 30-й авиаполк, где служил её муж, перебазировался в город Евпаторию, куда последовала и Людмила Васильевна в надежде на возвращение мужа.

После войны в 1947 году Людмила Васильевна закончила Одесское мореходное училище с дипломом штурмана и получила распределение в «Черномортехфлот». В том послевоенном выпуске среди двух сотен штурманов была всего одна женщина - Люда Бобкова. Она вышла замуж за капитана дальнего плавания В. А. Калиновича. Вместе с ним была направлена в Калининград для перегона полученных по контрибуции военных кораблей из Германии. В должности капитана рыболовного траулера Л. В. Бобкова водила промысловые экспедиции в высокие широты Северного Ледовитого океана к берегам Гренландии, участвовала в сельдяной экспедиции 1948 года, стала основательницей рыбных портов Калининграда, Керчи, Феодосии, Ялты и Севастополя. Она была начальником портофлота Севастопольского морского рыбного порта до ухода на пенсию.

В Севастополе помнят женщину-капитана Л. В. Бобкову. В экспозиции Народного музея истории развития рыбной промышленности Азово-Черноморского бассейна хранятся материалы об этой удивительной женщине, её именем названы школа №32 и одна из улиц в Севастополе. Её имя увековечено также на мемориальных досках в порту Севастополя и на здании Северного морского рыбного порта.